!NO PASARÁN!

Блог о событиях в Испании и Латинской Америке

Previous Entry Share Next Entry
Лики примирения — 7
liberacion_1

Генерал Хуан Чичарро Ортега, член Национального фонда Франциско Франко, против СССР на стороне Гитлера воевал его отец и трое его братьев. Фото с сайта politica.elpais.com

В самой Испании католическая верхушка, поддержавшая Франко в его войне с республиканцами, более того — объявившая эту войну «крестовым походом», отказалась считать таковым вторжение в Россию и резко высказывалась против расистской доктрины Гитлера


Наше внимание к тому, как именно заявляет о себе в Испании и в России «Национальное братство «Голубой дивизии» (объединяющее ветеранов добровольческой «Голубой дивизии», воевавшей в 1941–1943 годах на территории СССР в войсках вермахта, а также родственников дивизионеров и сочувствующих), кому-то может показаться преувеличенным.

Нас могут упрекнуть в том, что мы чрезмерно подробно занимаемся организацией, которая этого не заслуживает. Что самих дивизионеров и сочувствующих им немного (например, на странице Братства в Фейсбуке в январе этого года было зарегистрировано 11 тысяч участников, при этом не факт, что все они разделяют идеи Братства). Что эту их страницу время от времени блокируют за распространение фашистской символики. И так далее.

Так-то оно так, но, во-первых, активность этой организации в России, где она пролила много крови во время Великой Отечественной войны, не может нас не беспокоить и сама по себе, и постольку, поскольку речь идет о недопустимом потворстве тем, кто убивал наших отцов и дедов в ходе судьбоносной схватки с фашизмом.

А, во-вторых, как говорят в народе, «мал золотник, да дорог». Братство, которое мы так подробно обсуждаем, не ахти какая организация по численности, но зло никогда не измеряется только количественно. У него есть еще и качественные характеристики.

С ними можно ознакомиться, посмотрев выложенные на странице «Братства «Голубой дивизии» видеосъемки мемориальных церемоний, на которых члены Братства исполняют гимн Фаланги «Cara al sol», приветствуют друг друга фалангистскими возгласами «Arriba Espana!» и вскидывают руки в фашистском приветствии.

Вес Братству добавляет то, что часть его членов — потомственные военные: их отцы воевали в «Голубой дивизии», а дети теперь, в свою очередь, занимают командные должности. Таковы, например, генерал Агустин Муньос Грандес, сын командующего «Голубой дивизией» Муньоса Грандеса, и генерал Хуан Чичарро, чей отец с братьями воевал в России и одно время возглавлял «Братство «Голубой дивизии».

Хуан Чичарро занимается публицистической деятельностью. Он и Муньос Грандес, если и не являются авторами, то, во всяком случае, активно продвигают концепцию так называемого «примирения». Смысл «примирения» в том, что обе стороны, воевавшие во Второй мировой войне — и коммунисты, и фашисты — достойны уважения и благодарной памяти потомков. С обеих сторон солдаты проявляли героизм и действовали согласно идеалам, которые им внушили политики.

При ближайшем рассмотрении оказывается всё же, что для членов Братства коммунистические идеалы несравненно хуже нацистских. Муньос Грандес подчеркивает, что Сталин не просто один из кровавых диктаторов, а самый кровавый диктатор (то есть он хуже не только Франко, но и Гитлера). В манифесте, недавно опубликованном на сайте «Братства «Голубой дивизии», указано, что папа Пий XI охарактеризовал коммунизм как «в основном, порочный, лишающий человека свободы, нравственного поведения и уничтожающий достоинство в человеческой личности, лишающий ее всех естественных прав». При этом ничего не сказано о том, что Пий XI имел в конце жизни напряженные отношения с Муссолини и осуждал расистскую политику Гитлера.

В манифесте также утверждается, что сейчас во многих странах мира, в том числе в США, Германии, в части восточноевропейских стран, «коммунизм преследуется на официальном уровне и даже полностью запрещен». Разве это отвечает объективной реальности? Если говорить о запрещении коммунистических партий, то в голову приходит только объявление бандеровским Киевом вне закона Коммунистической партии Украины, о чем в манифесте не сказано ни слова.

Зато приведены страшные цифры жертв коммунизма: «только в России с 1918 по 1922 гг. коммунизм виновен в 20 млн смертей...» Коммунисты также использовали с 1918 по 1930 гг. ГУЛАГ — «первый концлагерь в истории». А в соответствии «с последними данными... с 1917 по 1987 гг. Советы убили в Советском Союзе 62 млн своих соотечественников и лиц других стран».

Для чего нужны эти бредовые цифры? Для того, чтобы подменить существовавшую в течение всех послевоенных десятилетий оценку Второй мировой войны, согласно которой советские солдаты спасли мир от нацистского зла, совсем другой оценкой? Состоящей из двух слагаемых. Первое из них — псевдокомплиментарное. Согласно оному, подвиг советских солдат надо приравнять к подвигу солдат вермахта (вот спасибо-то!). Второе слагаемое — репрессивно антисоветское, а значит — пронацистское. Ибо, хоть и нацисты, и советские воины сражались за идеалы, но идеалы нацистов были явно лучше, потому что самые чудовищные и омерзительные идеалы — советские.

Что члены Братства говорят о солдатах «Голубой дивизии»?

Они утверждают, что это были молодые идеалисты, которые пошли сражаться за освобождение России от коммунизма, ничего не знали о расистской политике Гитлера, были добры к местному населению (что вызывало раздражение у немцев) и всячески заботились о том, чтобы русские вернулись к своим традиционным корням и к своей религии.

Примерно такие же аргументы выдвигал в свое время Франко, вызывая недовольство у держав «оси», воспринимавших это как отговорки с целью уклониться от полноценного участия в военных действиях, и у англосаксов, уличавших каудильо в двуличии.

В 1942 году посол США в Испании Карлтон Хейс спрашивал у Франко, как он относится к перспективе господства в Европе нацистской Германии, насаждающей расизм и антихристианское язычество. Тут надо напомнить, что Испания — это страна с давними и глубокими католическими традициями, что неоднократно подчеркивалось франкистами. На вопрос Хейса Франко смог только неопределенно ответить, что, по его мнению, Германия пойдет на некие уступки. В 1943 году Хейс обратился к Франко с требованием «немедленно перестать делать вид, что германская агрессия против России является «крестовым походом», в то время как само германское правительство во многих случаях признавало, что эта война носит завоевательный характер».

Интересно, что в самой Испании католическая верхушка, поддержавшая Франко в его войне с республиканцами, более того — объявившая эту войну «крестовым походом», отказалась считать таковым вторжение в Россию и резко высказывалась против расистской доктрины Гитлера. Церковные прелаты были возмущены переводом на испанский язык книг, излагающих нацистские расистские взгляды, а также с подозрением относились к деятельности Испанской фаланги и ее политического лидера Серрано Суньера, старавшегося привить в Испании расистские идеи и ставшего инициатором отправки в Россию «Голубой дивизии».

СССР относился к режиму Франко как к фашистскому, эта же характеристика была принята в декабре 1946 года ООН, после чего из Испании были отозваны послы входящих в организацию стран, и только чрезвычайная изворотливость Франко в ситуации холодной войны дала ему возможность удержать власть.

Одной из важных претензий СССР к Франко был невосполнимый ущерб, нанесенный «Голубой дивизией» памятникам культуры в Новгороде и Пушкине. Сейчас ветераны «Голубой дивизии» рассказывают о том, что они как ревностные католики спасали церковные святыни. В документальном фильме Карла Хеффкеса «Испанские добровольцы на Восточном фронте» ветераны говорят о добром отношении к местным жителям, о храбрости испанцев, а также о том, что большинство солдат были католиками. И о том, что «в свободное от боев время совместно с русским населением очищали церкви от грязи и навоза, потому что церкви были превращены коммунистами в складские помещения, а также в сараи для скота».

Современный российский историк Борис Ковалев напоминает, что «не надо забывать про некоторое количество произведений искусства, выкраденных испанцами — Новгородский музей, Пушкин, Павловск». И дает следующую оценку действиям испанцев: они воровали, грабили и «не стеснялись совершенно. В той же газете Hoja de Campaña постоянно проводилась мысль: то, что человек спер, — это дело чести, доблести и геройства. Карикатура 1942 года: испанский солдат тащит на веревке корову, из огромного рюкзака торчат иконы, и со всем этим он пытается сесть на паровоз с надписью «в Испанию». Добрая шутка над собой».

Похищенные иконы представлены историком в виде «доброй шутки». Между тем свидетели ущерба, нанесенного солдатами «Голубой дивизии», вряд ли согласились бы с подобной трактовкой.

Писатель П. Лукницкий, вернувшийся в освобожденный Пушкин, вспоминал: «Длинный флигель Циркумференции завален навозом, двери из комнат в коридор вырваны, в каждой из комнат — стойло для лошадей... Бродяги из испанской эсэсовской «Голубой дивизии» устроили здесь конюшни!».

Монастыри, представляющие собой памятники культуры, стали оборонительными сооружениями. Академик Дмитрий Лихачев, приехавший в Новгород в мае 1944 года, написал: «В Новгород я приехал утром. Поезд остановился в поле. Поле это и был Новгород. Потом я разглядел Софию и некоторые церкви... Куполов на барабанах Софии не было... За Софией на одном из домов была надпись: «Эль вива Саламанка» — здесь стояли испанцы... За Георгиевским собором было сооружено место для орудия. От него шли телефонные провода на лестничную клетку собора. На верхней площадке были остатки костров, и стены были сильно закопчены. На стенах лестницы охочие до искусства испанцы рисовали голых баб: прямо по остаткам фресок XII века».

Немцы, рассчитывавшие вывезти культурные ценности в Германию, рассматривали испанцев как страшный бич. В отчете нацистской комендатуры от 14 марта 1942 года говорится: «Огромный ущерб памятникам нанесен солдатами расположенной в Новгороде испанской дивизии... Большая часть из хорошо сохранившихся иконостасов была использована испанскими солдатами для отопления (церковь Федора Стратилата). Другие церкви выгорели по неосторожности солдат (Знаменский собор), и их древнее убранство в настоящее время утрачено... Особый случай — церковь Михаила Архангела на Прусской улице, единственная действующая в годы советской власти. Церковь хорошо сохранилась, и здесь были собраны произведения искусства из многих других храмов. Однако в конце января 1942 г. (27–30 января) испанские солдаты взорвали дверь ручной гранатой и проникли внутрь. Украдены серебряная утварь и иконы... Церковь Федора Стратилата в годы советской власти использовалась как музей. Иконостас употреблен на топливо испанскими солдатами... В историческом музее и музее русского искусства (оба в Кремле) больше нет произведений искусства. Здания используются солдатами испанской дивизии как морг и магазин».

Итак, большая часть новгородских музейных ценностей расхищена и сожжена, монастыри и церкви — разрушены, церковное имущество расхищено. А бывшие дивизионеры рассказывают о том, как они расчищали с местными жителями церкви, а на межгосударственном уровне проводят громкую «примиренческую» акцию, торжественно возвращая в Россию крест с купола новгородской Софии.

Право же, стоит присмотреться повнимательнее к содержанию так называемых «примиренческих» акций «Братства «Голубой дивизии». И оценить по достоинству подлинный дух этого «примиренчества».

Об этом — в следующей статье.

Мария Рыжова

Источник: https://gazeta.eot.su/article/liki-primireniya-7


Recent Posts from This Journal


?

Log in

No account? Create an account