!NO PASARÁN!

Блог о событиях в Испании и Латинской Америке

Previous Entry Share Next Entry
Интервью с международным наблюдателем на парламентских выборах в Венесуэле
liberacion_1

Венесуэльская оппозиция: Венесуэла, спасибо, мы выиграли!

На прошедших 6 декабря парламентских выборах в Венесуэле победила оппозиционная коалиция - "Круглый стол демократического единства" (MUD), а правящая партия страны Единая социалистическая партия Венесуэлы (PSUV) потерпела поражение. По итогам выборов оппозиция получила 56,2 % голосов и 109 из 164-х мест в парламенте, и с января 2016 года будет иметь квалифицированное большинство в парламенте. Такие результаты могут создать почву для политических изменений в стране, очередной дестабилизации, начала процесса импичмента президента Мадуро. Для сторонников боливарианской революции это, безусловно, повод собраться с мыслями, пересмотреть свою экономическую политику, решить противоречия внутри своего собственного движения.

На этих выборах, в качестве международного наблюдателя, присутствовал представитель движения "Суть Времени". Чтобы узнать подробности из самых первых рук, мы взяли интервью у Дмитрия Галкина, который стал свидетелем этого напряженного момента в истории Венесуэлы:

«Суть времени» — единственное гражданское движение в России, которое особо пригласили быть наблюдателями на выборах в Венесуэле. Вы упомянули, что ваша поездка была очень хорошо организована, удалось ли вам походить самому по городу, пообщаться, посмотреть, со стороны, увидеть кусочек живого города, живой Венесуэлы?
Нам, естественно, старались обеспечить наибольшую безопасность, так как боялись провокаций, деструктивных действий со стороны либеральной оппозиции, поэтому мы везде ездили с мигалками, перекрывали все дороги, автоматчики на мотоциклах... То есть уровень заботы о нашей безопасности, а значит, и о нас, как о наблюдателях, забота о том, чтобы максимально демократично были отражены выборы, чтобы мы максимально правдиво все увидели и все рассказали — это была их самая важная задача: показать людям, насколько честно, насколько хорошо, организованы выборы. А надо понимать, что, если бы оппозиция проиграла, она сразу же бы назвала эти выборы недемократичными. И тогда мы, международные наблюдатели, смогли бы это опровергнуть: все предельно демократично, все максимально открыто, все супер-прозрачно. То есть, против информационного оружия лжи, они — Мадуро и социалистическое правительство — совершенно справедливо выбрали оружие правды: вот мы, живые свидетели, можем подтвердить демократичность выборов. Сейчас, когда победила оппозиция, у нее, естественно, нет никакой выгоды оспаривать их легитимность, потому она их выиграла. Но если бы победили чависты, социалисты, то конечно, был бы вой про подтасовки, фальсификации.
С народом мы общались, нас возили по предприятиям, где они собирают эти голосовальные машины, рассказывали о том, каких успехов они достигли под руководством Чавеса, как та же канатная дорога решила огромные транспортные проблемы. Раньше они добирались из пригорода на работу по 4-5 часов, чтобы просто на работу попасть, а теперь они добираются 17 минут по этой канатной дороге, каждый день, тысячи людей.

А вот в магазины вам довелось заглянуть, что там, есть ли продукты?
Да, зашел в пару магазинов, правда они расположены в зоне около отеля, но все там есть, люди ходят, они нормально выглядят, не трясутся от голода, нет там этого, это во многом раздутая либеральной оппозицией проблема. И, возможно, как и в позднем Советском Союзе, это искусственно создаваемый дефицит. Мне все говорили, что во власти идет прямой саботаж принимаемых решений, оранжевый саботаж. То есть, власть принимает решение, а на исполнительном уровне, на уровне местных чиновников ничего не делается. Подчеркиваю, саботаж внутри самой власти, мне об этом говорили переводчики, говорили представители самого МИДа, в ЦИКе говорили, что мы вам всего рассказать не можем, но у нас подчас один кабинет воюет с другим, блокируют решения друг друга. Вот в таком клубке там всё и развивается. Очень все противоречиво. Но об этом и говорит реакция народа. Так промыли мозги народу…


"Перемен, мы ждём перемен" - Надпись на стикерах: Венесуэла ждет перемен.

Какую сами социалисты называют причину, как основную? Экономическая или все-таки пропаганда?
Экономическая, хотя пропаганда, конечно, тоже ведется. Об экономике говорили на всех круглых столах, ситуация в экономике тяжелая, все ухудшается, инфляция. Очень похоже на Советский Союз, как это было в 90-е. Я их спрашивал, а народ-то понимает, что все эти трудности создаются США, чтобы скинуть социалистическое правительство? Они говорили: кто-то понимает, кто-то — нет.

Вы встречались с Мадуро, с руководством правящей партии. Как считаете, они настроены стоять до конца или это что-то такое унылое?
Они-живые, они настроены бороться до конца. Железно. Это социалисты, латиноамериканские социалисты, они такие, боевые. Там даже дедушки совсем уже пожилые, они горят.

То есть это не ЦК КПСС на излёте…
Нет, нет! Это не вялое что-то... С кем мне удалось поговорить. Как я видел Мадуро. Как он себя вел, что он говорил... Нет, они не сдадутся, просто так они не сдадутся. Он же уже сказал оппозиции, что вы, конечно, импичментом заниматься, но просто так я ничего не отдам. Латинская Америка живая, они и выступают там так, энергично. Там совершенно другая энергетика. Девушка простая, зам-председателя PSUV (Единая социалистическая партия Венесуэлы), она даже перед небольшой аудиторией выступала так, как на митинге, потом она выходит к СМИ и начинает им говорить также эмоционально говорить. Они там такие, заряженные. И они называют вещи своими именами: реакционный переворот, фашисты.

Удалось ли вам повидать кого-нибудь из оппозиционеров, пообщаться, может быть, со стороны посмотреть?
Нет, мы их видели только на избирательных участках. На каждом участке они были, на каждом участке мы спрашивали: где здесь наблюдатели от оппозиции.

Как они выглядят? Это, так скажем, «глобики»?
Да, это такие модные...В современном тренде, как это сейчас говорят... Когда встречаешь простых венесуэльцев, у них есть в глазах свое тепло, они живые, а у этих — а вот когда с ними разговариваешь, они механически перечисляют нарушения. Холод какой-то, отчужденность есть в этом оппозиционном субстрате. Там холодно как-то все. Это люди, отрабатывающие свою зарплату… Там же были и международные наблюдатели от оппозиционных партий, вот они тоже ходили, придирались ко всему: вот тут бюллетень помятый, все пропало, ставим галочку.

А выборы в Венесуэле это вот такой же праздник, как было в свое время в Советском Союзе? Эти выборы для них праздник или вот уже такая ситуация, что не до праздников?
Если в Советском Союзе это было подтверждением успеха и своей причастности к нему, то здесь было такое желание наказать кого-то за проблемы. То есть, это было не так празднично, но люди все очень доброжелательные, они везде все здороваются, обнимаются. Они вообще там на счет этого молодцы, атомизации меньше, чем у нас намного.

А вот другие международные наблюдатели — это такие европейские левые?
Да, это еврокоммунисты, партии, которые больше всего контактировали с посольствами Венесуэлы в этих странах. Что самое главное я уловил из их среды — это угнетение. Это угнетенность такая дикая, когда люди просто не знают, что делать. Мне греки говорили: «У нас "Золотая заря" здесь, "Золотая заря" тут, что делать-то?». Один мне говорил: «Я был в СЕРИЗЕ, но вышел оттуда, так как вижу, как они сдают позиции, как раскланиваются перед Западом, МВФ, я сюда приехал, чтобы понять, что происходит...». Я ему отвечаю: «С нами надо идти!». У всех угнетенное состояние, никто не видит альтернативы и перспективы, либо это совсем приземлённый взгляд на вещи: олигархи — плохо, Маркс — хорошо.

А к Советскому Союзу они как относятся?
Все любят, все относятся хорошо. У некоторых есть, конечно, такой налет, что, мол, это неэффективно.

Какой они ждут от нас поддержки?
Сложно сказать. Какую мы сможем оказать. В информационном, идейном плане. Люди, которые мне встречались здесь, в Посольстве Венесуэлы и там, на месте, мне говорили: «Вы не представляете, как нам важно то, что вы нас поддерживаете, что вот вы, русские приехали нас поддержать!».
Мадуро же сюда приезжает, они ведут консультации, как быть с нефтью, как выстраивать стратегию, а гражданское общество? Я с ними говорил, что дипломатия — это все хорошо, когда правительство с правительством, президент с президентом. Я говорю, должна быть народная, гражданская дипломатия. Вот вы — коммунисты и мы — коммунисты, давайте приезжать друг к другу, давайте начинать диалог. Это в наших общих интересах и враг у нас один, мы видим, как по одному лекалу происходят оранжевые революции и перевороты, и все остальное, нам надо собраться, поделиться опытом и посоветоваться, как дальше то решать? Каким будет новый ответ на вызовы? Какой он, новый коммунизм, социализм? Если теперешний человек — это потребитель, то каким он должен быть, этот новый человек?

Ну а в целом, какое впечатление у вас сложилось? Скорее бодрое или предукраинское, предмайданное?
Когда мы пришли в день голосования на участок, где голосует сам Мадуро — это обычная школа в центре. Там традиционно были сильны чавистские настроения, всегда голосовали за Чавеса, за социализм. И мы смотрим итоговый протокол, который выходит из голосовальных машин, и мы видим, что на 50% больше за MUD (оппозиционный блок «Круглый стол демократического единства»). Я смотрю, они сидят все в таком состоянии... Они проиграли столько позиций. Тогда было угнетенное состояние. Приуныли. Но они — бойцы.

Будем надеяться, что они внутри себя разберутся …
Там ведь еще шли такие разговоры. Мадуро ведь проиграл, но это в каком-то смысле может быть Мадуро и выгодно: сейчас кризис развивается, оппозиция должна предпринять какие-то действия. При ее действиях кризис будет только ухудшаться и Мадуро скажет: так, разгоняем эту Думу, а дальше свое большинство набирает. Но такие игры очень опасны. И это ведь народ проголосовал, с народом также не шутят!
Но в целом, никакого отчаяния, уныния нет, они готовы бороться. Там, конечно, вопрос о соотношение сил внутри у них там, и военных, промышленников… Там же церковники играли большую роль. В свержении Чавеса, основную роль играли промышленники, церковники. Там же у них теология освобождения, а католическая церковь против нее, она это ересью считает....
Но чависты настроены бороться.

Будем надеяться, спасибо.


?

Log in

No account? Create an account